Воскресенье, 19.11.2017, 19:02
ВЕТЕРАНАМ РАКЕТНЫХ ВОЙСК СТРАТЕГИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ
ОСТАВИТЬ СОБЩЕНИЕ ФОТОГАЛЕРЕЯФИЛЬМЫ О РВСН ВыходВход
Вы вошли как Гость · Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость · RSS
ЯЗЫК/Language
ОБЬЯВЛЕНИЕ
НАВИГАЦИЯ
ОБЩЕНИЕ
ДРУЖЕСКИЕ САЙТЫ
ГОСТИ САЙТА
 КРАТКО О РАКЕТНОМ ВООРУЖЕНИИ И ЕГО ЭКСПЛУАТАЦИИ

 

Из  книги   Николая  Филатова

«УТРАЧЕННЫЙ РАКЕТНО-ЯДЕРНЫЙ ЩИТ УКРАИНЫ»

(ХРОНИКА, АНАЛИТИКА, ВОСПОМИНАНИЯ)

 

КРАТКО  О  РАКЕТНОМ   ВООРУЖЕНИИ  И  ЕГО ЭКСПЛУАТАЦИИ

  Командный пункт (КП) ракетного полка «ОС» размещался, в зависимости от выбранного варианта при строительстве боевого ракетного комплекса (БРК), либо на отдельной боевой позиции, либо на позиции, совмещенной с одной шахтной пусковой установкою. Боевая позиция (КП-ШПУ) ракетного комплекса занимала, как правило, территорию, площадью от 6 до 16 гектаров. Она имела целый комплекс наземных и подземных сооружений, антенн, технических средств охраны и сигнализации, включая так называемую сетку «С-100» – электризуемое заграждение, которое постоянно находилось под напряжением не менее 850 вольт (в угрожаемый период около 3000 вольт) и управляемые минные поля.

 В непосредственной близости от каждой боевой позиции находилась оборудованная вертолетная площадка. В административно-хозяйственной зоне размещались наземные сооружения для отдыха и питания личного состава,  медицинский пункт, сооружения для техники, насосная, склады и хранилища для продовольствия, ЗИПа технических систем охраны и склад ГСМ, трансформаторная подстанция, а на хозяйственном дворе находились сооружения для ведения своего подсобного хозяйства. Отдельно от позиции, в охранных зонах, размещались артезианские скважины. Непосредственно на боевую позицию командного пункта или ШПУ из жилой зоны можно было пройти по достаточно протяженной подземной железобетонной потерне   (туннелю).

  В боевой зоне размещались подземный унифицированный, высокой защищенности командный пункт, наземное сооружение мощного холодильного центра, который обеспечивал поддержание необходимого температурно-влажностного режима в постоянной боевой готовности, то есть в повседневной жизни. На позиции размещались трансформаторная подстанция, специально оборудованное помещение для дежурной смены охраны и обороны – караула с башенной пулеметной     установкой,       оснащенной       пулеметом ПКТ и другим оборудованием, энергоблок с 2-мя мощными дизель генераторами и емкостями для запаса топлива, которые обеспечивали непрерывное, автономное электроснабжение при отсутствии внешней электросети в течение нескольких десятков суток. На позиции был целый комплекс наземных и подземных антенн. Непосредственно около ШПУ с ракетой SS-24 размещался свой подземный холодильный центр. Каждая БСП имела заглубленную пожарную емкость с водой, на двадцать пять метров кубических  и свою дренажную систему.

  Непосредственно сам унифицированный командный пункт (УКП) представлял собой 12-ти этажный контейнер, диаметром 3,3 метра и весом более 125 тонн, который был подвешен в железобетонной, с мощным стальным стаканом шахте, на системах вертикальной и горизонтальной амортизации. Он имел свои запасы воздуха, воды, топлива и льда, два дизель генератора и все необходимое оборудование для боевого управления, проведения пусков ракет и достаточно длительного, автономного существования даже при ядерном воздействии противника. Сверху шахта с контейнером прикрывалась мощным железобетонным, весом намного более 100 тонн, защитным устройством. На нулевом уровне размещались аппаратура электроснабжения, емкости с топливом для дизель-генераторов и запасами воды. 

  

  Боевой расчет пуска нес боевое дежурство за пультами в 11-м отсеке, на глубине около 30 метров. 12-й отсек предназначался для размещения и отдыха для свободного боевого расчета пуска (БРП), имел две кровати (два яруса), санузел, холодильник, другое оборудование, имущество, включая запас продовольствия «НЗ». УКП имел свой подъемник (лифт), а вход-выход осуществлялся из потерны через три  тамбура с мощными стальными  герметическими дверями. В штатном режиме каждая дверь открывалась по специально набранному коду и только после полного закрытия предыдущей, стальной двери. 

   

   Длительное время в РВСН боевые расчеты пуска несли боевое дежурство непосредственно за пультами двумя сменами по 6 часом со сменой через каждые 6 часов. В последние годы, с учетом больших физических и особенно психологических нагрузок боевое дежурство осуществлялось тремя боевыми расчетами с заступлением на посты через каждые 12 часов, из которых 6 часов отводилось для работы на вооружении и с личным составом, а 6 часов – для отдыха и приема пищи.

  Ракета также размещалась в высокозащищенном, железобетонном шахтном сооружении со стальным стаканом, имела вертикальную и горизонтальную системы амортизации, что позволяло выдержать большие сейсмические колебания грунта при ядерном воздействии противника. Необходимое наземное оборудование размещалось в аппаратурном отсеке. Шахтная пусковая установка с ракетой закрывалась 125-ти тонным железобетонным защитным устройством, содержащим большое количество парафина (для ослабления нейтронного излучения при воздействии противника) и открывающееся по команде в боевом режиме в течение нескольких секунд.

  На всех этапах развития РВСН самое пристальное внимание уделялось постоянному развитию и совершенствованию материальной основы РВСН – стратегическим ракетам, системам боевого управления, инфраструктуре войск.

  Исключительно высокие требования, предъявляемые к ракетному вооружению, прежде всего исходя из поддержания высокой, постоянной боевой готовности и обеспечения безопасности, определили необходимость проведения тщательного и всестороннего контроля работ на всех этапах его разработки, изготовления, испытаний и эксплуатации. Внедренная в ракетных войсках система тройного контроля была практическим решением этой проблемы в период эксплуатации ракетно-ядерного оружия в войсках.

  В системе эксплуатации исключительно важное место занимал комплекс организационно-технических мероприятий по непрерывному и систематическому контролю технического состояния ракет, агрегатов, систем, качественного выполнения на них всех видов работ и технологических операций, предусмотренных эксплутационной документацией. На всех этапах, от строительства и ввода в эксплуатацию ракетных комплексов, вплоть до снятия их с боевого дежурства, обеспечивался эффективный постоянный контроль за своевременным, полным и качественным выполнением всех видов работ и конкретных операций.

  Был строго определен перечень должностных лиц, от начальника расчета до командира дивизии включительно, которые должны были осуществлять контроль определенных работ и операций. Применительно к наиболее ответственным и опасным работам (электрические проверки, заправка или слив компонентов ракетного топлива, пристыковка или отстыковка головных частей, их транспортировка и т.д.) действовала внедренная в ракетных войсках система «тройного контроля». Один читает документ и контролирует правильность восприятия команды исполнителем, а также само выполнение операции, другой – исполнитель, повторяет вслух полученную команду, выполняет ее и четко докладывает о выполнении. Третий внимательно слушает команду первого номера, ее повторение исполнителем, его доклад о выполнении операции, а также контролирует полноту и качество ее выполнения вторым номером. После этого все трое ставили свои подписи в документе, с записью конкретно выполненной операции и с указанием точного времени.

Затем контроль осуществляли согласно утвержденному перечню определенные должностные лица, на нескольких уровнях – представители части, которая выполняла работы (техническая ракетная база или ремонтно-техническая база), представители ракетного полка, на вооружении которого проводились эти работы и представители соответствующей службы или командования дивизии. Кроме того, по определенным нормам осуществлялся выборочный контроль офицерами соответствующих отделов управления ракетной армии.

  Особое внимание уделялось всегда качеству подготовки личного состава и техники к несению боевого дежурства, совершенствованию практических навыков всеми номерами боевых расчетов. При проведении технического обслуживания или работ по снятию ракет с боевого дежурства всесторонне проверялись техническое состояние и функционирование агрегатов и систем ракетного комплекса. Полнота и последовательность проверок, высокое качество работ обеспечивали безотказность применения ракетно-ядерного оружия при длительном нахождении на боевом дежурстве, а также гарантировали их полную и всестороннюю безопасность.

Боевая готовность во многом определялась совершенством стратегического оружия, его постоянной технической готовностью к боевому применению. Однако, как бы ни совершенно было оружие, важнейшим условием поддержания боевой постоянной готовности являлся человеческий фактор, высокий уровень профессиональной, нравственной и морально-психологической подготовки личного состава. Эти условия достигались качественной оперативной и боевой подготовкой, воинским воспитанием, культурно-бытовым обеспечением, социально-правовой защищенностью военнослужащих и другими факторами.

  Особое внимание уделялось вопросам ядерной безопасности, необходимости строгого соблюдения технологической дисциплины, совершенствованию практических навыков при использовании автоматизированных систем боевого управления и управлению по радио в условиях массированного радиоэлектронного подавления радиосетей и радионаправлений.

  Одним из важнейших направлений в деятельности командиров и штабов всех уровней были вопросы охраны и обороны боевых стартовых позиций и командных пунктов, поддержания в технически исправном и боеготовом состоянии систем электризуемых заграждений и минирования, технических средств сигнализации. Электризуемые заграждения круглосуточно были под высоким напряжением, подготовка подразделений охраны к несению боевого дежурства находилась под личным постоянным контролем начальников штабов ракетных полков и дивизий.

  В системе командирской подготовки офицеров проводилось много учебно-методических сборов, основным методом которых были показные и инструкторско-методические занятия по различным предметам боевой подготовки и организации уставного порядка, а также обмен опытом и распространение его во все части и соединения. Во всех случаях главное внимание уделялось личной подготовке командиров, штабов и боевых расчетов пуска. Не оставались забытыми подразделения обслуживания и обеспечения.

  Большое внимание во всех частях РВСН уделялось созданию хороших бытовых условий для личного состава, особенно на боевых позициях БРК, наведению и поддержанию твердого уставного порядка. От командиров всех степеней требовалось пунктуальное знание уставов и строгое их выполнение, не признавались даже малейшие отклонения в мелочах. При посещении любой части всеми вышестоящими должностными лицами, кроме вопросов организации и несения боевого дежурства, обеспечения боевых действий, обязательно проверялись условия жизни и быта военнослужащих, посещались столовые, контролировалось доведение норм суточного довольствия, и качество приготовления пищи, проверялось несение службы суточным нарядом, состояние казарм и других объектов.

  Только постоянная забота о человеке, о ракетчике, уровне его подготовленности и морально-психологического состояния, позволяла получать высокие результаты в службе, поддерживать на должном уровне боевую готовность ракетных войск. Традиционные, хорошо развитые чувства долга и патриотизма ракетчиков, их тесное взаимодействие с учеными и конструкторами предопределяло сохранение жесткой и самой надежной системы централизованного боевого управления войсками и оружием, хорошо отлаженной системы подготовки и несения боевого дежурства. Это позволяло постоянно контролировать техническое состояние ракетно-ядерного оружия, обеспечивать  ядерную безопасность, и в целом, всегда быть готовым к решению боевых задач.

  Стратегические ракетчики осознавали, что на их плечи была возложена ответственность не только за свою державу, но и за весь мир.

Copyright MyCorp © 2017
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
ПРАЗДНИКИ СЕГОДНЯ
Праздники Украины
ЖИЗНЬ САЙТА
Форма входа